От этого сгорают ангелы...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » От этого сгорают ангелы... » Время назад » С твоей стороны... С моей стороны...


С твоей стороны... С моей стороны...

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Игроки: Первый Герцог Империи Ойлевулла, Глава Военного Совета Астеральт, Доверенный Советник Императора Ойлевуллы по вопросам Внутренней и Внешней политики Ульрах
Место действия: Дворец Королевской семьи.
Время действия: четыреста  лет назад
Саммари: Инцидент на совете. Ульрих, советник Князя, посмел что-то возразить Астеральту. Князь в итоге послушался своего советника, а не Первого Герцога. Собственно, разговор сразу после.

Отредактировано Кристоф (2009-07-22 19:48:18)

0

2

Тьма шла с востока. Астеральт смотрел на сад, что расстилался подле окон замка. Ветер, который уже дышал приближающейся ночью, теребил темные пряди, завивая их в кольца... Молчание. Казалось даже воздух вокруг притаился, внимая безмолвному раздражению. Первый Герцог был взбешен, не смотря на то, что лицо его оставалось спокойным, а взгляд сосредоточенным. Давно уж минули те времена, когда он позволял своим страстям диктовать каким будет взор или движение. Пусть он никогда не научится взвешивать граммы эмоций на весах благоразумия, как это с успехом делал Мельхом, но быть хозяином положения будет его привилегией.
Хозяином... Как никчемного щенка его сегодня ткнули! И кто?! Советник Князя! Надо было видеть его довольное выражение лица, когда Правитель согласился с его мнением, презрев слова собственного отпрыска. Размазал бы все эти улыбки и взмахи ресниц, будь на то воля Астеральта!
С каждым разом терпеть гнет отца, выжидая момент, когда же он уже соизволит отправится к проотцам и Империя перейдет во властные руки Первого Герцога., становилось все труднее.
Тело не выдерживало моральной узды и пальцы сами собой начали барабанить по плечу демона.
Шаги. Еще далеко, но уже приближающиеся. Неторопливо приближается гость, коего и не ждешь в столь поздний час, но ожидаешь пришествия. Астеральт обернулся, желая встретить вошедшего в его кабинет лицом к лицу.
- Ты не прав.
Нога еще не переступила порога, но Герцог не выдерживает и наступает первым. Вызов в словесной дуэли брошен.

0

3

Легкий ветерок треплет длинные сиреневые волосы. Неистовый идет по замковой галерее, глубоко вдыхая свежий и немыслимо приятный ночной воздух. Бледно-фиолетовые и нежно лиловые цветы в его руках источают пряно-терпкий, еле уловимый, но такой восхитительный аромат. Его любимые цветы. Сегодня ему привезли семена с дальнего рубежа. Теперь эти очаровательные создания будут расти в его саду. Неистовый улыбается. Улыбаясь, он вспоминает о том, что произошло на совете. Астеральт теперь зол на него. Сильно зол, должно быть. Конечно, такой удар... Но ведь он, Советник Князя, не виноват в том, что справляется со своими обязанностями хорошо. Улыбка стремительно тает, как запоздалый снег под жарким весенним солнцем, сменяясь непроницаемой маской безразличия. Мимо стремительным шагом проходит припозднившийся секретарь, останавливается, вежливо приветствует Советника, так же быстро удаляется, бормоча извинения. Что он делает тут в такую пору? Шпионит? Только что закончил дела? На вышедшего погулять перед сном и подышать свежим воздухом он не похож. А, пусть занимается, чем хочет. Это не его, Ульриха, дело.
Куда ведет эта галерея? Конечно же, она ведет в покои Первого Герцога. Можно свернуть в анфиладу слева, если хочется миновать столкновения с разъяренным драконом. А если не хочется? В конце концов, в чем он виноват? В том, что левая пятка Князя вздумала прислушаться к его разумному, хотя и немного странному совету и отвергла совет Герцога? Но ведь Князь не глупец. Он все понимает...
Ульрих приходит к выводу - не иначе пьянящий аромат цветов лишает его остатков благоразумия, - что разъяренный дракон, возможно, не так уж страшен. к тому же, с ним можно поговорить. Они давно не общаются. Косые взгляды, насмешливые улыбки, вежливо-ледяные перепалки на совете по всем правилам этикета не в счет... Только безумец способен сунуться к Герцогу, когда тот в дурном расположении духа. Безумец, или Мельхом. Чернокрылому дозволено многое...
Ульрих неторопливо доходит до поворота и, оставляя за спиной спасительную анфиладу, направляется в покои Первого Герцога. Сердце замирает в предвкушении очередной увлекательной и смертельно опасной игры.
Не ускоряя и не замедляя шага... спокойно... с достоинством.
Вот и кабинет. Дверь открыта. Еще не переступив порога, Ульрих слышит ровный четкий голос Герцога.

- Ты не прав.

Неистовый делает шаг вперед. И еще один.

- Добрый вечер, Герцог. Я не слишком поздний гость? спокойная, вежливая улыбка освещает тонкое лицо демона.
Сердце стучит чуть быстрее обычного. Хорошо, что его внутреннее беспокойство не отражается на лице. Еще один шаг, и Ульрих останавливается,глядя в глаза Астеральту. Он принимает вызов.

Отредактировано Ульрих фон Тиссен (2009-07-22 23:58:38)

+2

4

Астеральт ждал Ульриха, но тот все равно пришел неожиданно. Он входит. Первое, что сбивает с толку, не давая опомнится, - цветы в руках. Мозг отчаянно перебирает варианты значений, ищет подвох, готовится к отражению нападения. Жить в постоянном напряжении, ожидая удара даже от улыбки. Да, эта улыбка Советника... Как многое он прячет в ней. Словно набор игл в мягкой подушке: не заметно, но стоит чуть сильнее сжать ее в ладони и боль ответным ударом пронзит плоть.
Фиолет, тонкой сеткой цвета окружил всю фигуру демона. Ему идет этот предмогильный оттенок.  Приглушенный цвет, обещающий вспыхнуть, если ты добавишь огня. Герцог выдерживает взгляд. Ему не доставляет неудобства чужие глаза, что исследую внешность, борются за преимущество. В любом и каждом видеть потенциального противника. Но Астеральт желает биться лишь с достойными. В противном случае, схватка становится не интересной, когда победитель известен еще до начала.
Здесь и сейчас - осторожность, но твердость в движениях и словах. Быть униженным сегодня Первый Герцог уже имел бесчестие, повторного шанса он не даст Доверенному Советнику.
- Южные земли оккупированы. Какой смысл посылать туда дипломатическую миссию? Переговоры ни к чему не приведут. Ты должен понимать, что наступление - единственно верный шаг. Если мы не вступим на эту территорию с оружием сейчас, то позже уже Империи придется защищаться от врагов.
И снова продолжение этой дискуссии, что пчелиным роем шумела в голове. Война - то, что по мнению Первого Герцога правит миром. Все вокруг только и пропитано понятиями "побежденный" и "победитель". Всё - поле боя. И лишь, когда вокруг всплески крови, крики умирающих, только тогда можно по-настоящему ощущать жизнь...
Цветы. Они отвлекали от Ульриха и от разговора в целом. Как чужеродно они смотрятся в покоях Астеральта. Он не способен оценить их красоту, будь они хоть трижды прекрасны. Ведь стоит только наступить на них, припечатав сапогом к земле, и ничего не останется от былой четкой формы и насыщенного цвета. А то, что легко сломать - есть слабое и недостойное.
Зачем он принес их сюда? Словно направлялся изначально не ко мне...
Астеральт сделал жест рукой, запоздало приглашая гостя пройти. Он внимательно смотрел за тем, какое положение займет Ульрих. Расстановка сил была неопределенной, и тут важны мелочи, чтобы выстроить правильную стратегию. Сам хозяин кабинета, не поворачиваясь спиной к гостю, прошел в середину зала, где и остался стоять. Черные волосы, в которых, как пепел мерцали светлые прядки, расположились на плечах. Горделивая осанка, тонкие сомкнутые губы, взор красных глаз по-ястребиному остро ведущие наблюдение. Скрестить руки на груди, и образ Первого Герцога завершен. Он не станет рвать и метать, как разъяренный змей. Он даст противнику возможность доказать свое равенство. Но лишь одно неверное движение и...

0

5

Ульрих проходит в кабинет, принимая продолжение беседы как разрешение войти. Первому герцогу не до церемоний, и его можно понять.
Насколько вообще можно понять столь деспотическое желание властвовать над сердцами, умами и душами других.
Стремительно окидывая взором кабинет, демон запечатлевает в памяти все до мелочей. Окно открыто. Хорошо. Очень хорошо.
Неистовый останавливается в пяти шагах от Астеральта, почти на одной линии с ним. Расстояние доверия. Если Первый вздумает напасть - расстояние не будет иметь значения. А вот дать понять собеседнику, что ты его не боишься, лишним не будет.

- Южные земли оккупированы. Какой смысл посылать туда дипломатическую миссию? Переговоры ни к чему не приведут. Ты должен понимать, что наступление - единственно верный шаг. Если мы не вступим на эту территорию с оружием сейчас, то позже уже Империи придется защищаться от врагов.

Ульрих улыбается одними губами.
- Тебе так не терпится утопить Юг в крови? Успеется. Хороший дипломат стоит армии, а армию нужно беречь. Думаю, есть смысл попробовать. Кроме того безмятежно продолжил Ульрих ничто не мешает нам подготовить армию к наступлению на случай неудачной миссии.

+1

6

Не поворачивая головы следит взглядом за Советником. Наверное, стоит немного расслабиться, а то напряжение зверя, что вот-вот кинется в атаку, сковывает мышцы. Но Астеральт, словно наслаждаясь собственным тонусом, рассматривает Ульрика, не давая себе и намека на слабость.
- Гарнизоны готовы уже давно. Тебе ли не знать?
Армию Первый Герцог бережет. Но... того, кого он действительно берег, уже нет в рядах славных воителей Империи. Воспоминания, которые так не к стати всплыли в голове, саданули по лицу, выбивая усмешку. Сейчас не время и не место думать о чем-то подобном.
В комнате раздавался странный аромат: чуть сладковатый, местами терпкий, но в целом довольно приятный. Последний фактор и лишал покоя.
Это цветы. Ненавижу их.
Алый взгляд метнулся на то, что принес с собой демон с фиолетово-дымчатыми волосами.  Жар негодования палил изнутри сильнее. И дело, конечно же, было не в сути вопроса. Астеральт и сам понимал, что одним мечем не навести порядка. Но то, что Князь сделал неверный выбор... Причем прилюдно и в достаточно жесткой форме. Вот, что заставляло внутренности сворачиваться и ныть от боли. И хотелось эту боль перекинуть на кого-то еще, да с большей силой.
- Князь странно благоволит тебе.
Прищур глаз, словно насмешка.
Не думал, что Ульрих пользуется такой славой при дворе, что и Жрец.

+1

7

- Гарнизоны готовы уже давно. Тебе ли не знать?
Конечно, он знает. Знает даже больше, чем положено. В атмосфере строжайшей секретности летучий отряд авангарда побывал на Юге, и вернулся с подробным отчетом о положении дел. Об этом знает только Князь... И он, Ульрих. Случайно. Впрочем, любая случайность, как известно - непознанная закономерность. И хорошо, что непознанная.
Дракон зол... Вон как пырится, того и гляди разинет пасть - и ага. А чего это я веселюсь? Дракон МЕНЯ сожрет, все равно здесь больше нет никого, кроме меня. Урок на будущее - нужно носить с собой закуску, на... хым... пожарный случай. Ульрих проследил за пламенным взглядом Первого. Цветы... Уууу... Как я мог забыть. Драконы не едят цветов... Интересно, что подумал Астеральт насчет того, кому они могли предназначаться...?

- Князь странно благоволит тебе.
Вот это новость. Его подозревают, простите, в чем? Ммм... а ведь небезосновательно, надо отдать должное Астеральту. Он умен, хоть и несдержан.
Ульрих лениво улыбается и пожимает плечами.

- Вы находите странным доверие Князя своему Советнику? В голосе удивление. Он и в самом деле удивлен. Совсем немного. Странно.. опять это слово. Им так любят прикрываться, говоря об Ульрихе. Но Астеральт не наивный демон, которому легко запудрить мозги "странностями". И все же это слово...
Ульрих внимателен и небрежен одновременно. Что ответит Астеральт?
Цветы можно бы и убрать, чтобы не злить демона, но сердце скачет бесенком и требует не отступать ни в чем. Эти цветы я не выброшу. Даже в угоду Первому Герцогу.

0

8

Он сделал шаг в сторону окна и замер. Спастись от этого удушающего своей назойливостью аромата\. укрывшись в свежем воздухе, что лился сквозь шторы было большим соблазном. Впрочем, указывать на то, что своим появлением Советник лишь больше вывел Астеральта из равновесия, демон был не намерен. Первый Герцог удерживал свою кровь от бурления, дыхание от жара, взгляд от молний.
- Я вообще нахожу доверие странным. И Князь не способен на такое чувство.
Странная мысль о том, что никогда в своей жизни Астеральт не называл Князя отцом, озарила дымящееся сознание. Что это, попытка убежать от родственных связей? Нежелание приблизиться морально к тому, что породил тебя? Сейчас бы Астеральт, возможно, и разобрался в этих мотивах, но эти цветы!..
- Для кого они?
Кивок головы на то, что демон принес с собой. Не давало покоя. Астеральт заводился лишь сильнее думая о том, что Ульрих мог бы придти сейчас не в эти покои, а куда-то в другую спальню. Позднее время для простых визитов. И если бы не напряжение, что струной было натянуто между Советником и Первым Герцогом, не пришел бы Ульрих к нему и сейчас. Впрочем, весь двор знает, что сон Астеральта слишком беспокоен и он предпочитает мучиться бессонницей, чем ворочаться в кровати.

0

9

Шагнул к окну. Отрезает пути к отступлению? А почему это я так готов сразу отступать? Ульрих рассердился на себя за пораженческие мысли. Помогло. Что-то липкое и холодное, обхватившее цепкими щупальцами сердце, отступило. Он играл с огнем и не был достаточно безрассуден, чтобы не понимать всей серьезности подобной игры. Но страх - это последнее, что может себе позволить демон его ранга и амбиций. Нет, не так. Страх - это то, чего он не может себе позволить. Ни при каких обстоятельствах.

- Я вообще нахожу доверие странным. И Князь не способен на такое чувство.
Не доверять никому. Сила или слабость? Разве Астеральт сам не доверяет Мельхому?
- Все хорошо в меру, в том числе и доверие. Думаю, Князь знает меру во всем. Именно поэтому он правит Империей. Дерзко. Пожалуй, даже слишком. Такой ответ может задеть Первого Герцога. И в то же время - он не сказал ничего оскорбительного и предосудительного. Неистовый уважает Князя и ценит его расположение. Только это, и ничего больше.

- Для кого они? Фраза ударила по напряженным нервам не хуже хлыста по обнаженной коже.. Ульрих знал, что Астеральт заинтересуется цветами, но прямой вопрос застал его врасплох. Что ответить? Очевидно, что Астеральт ненавидит цветы. Он хочет знать, кому они предназначались? Зачем?
- Я очень люблю эти цветы... Замолчал. Мысли в замешательстве неслись по кругу. Выбирай между трусостью, ложью и смертью, Неистовый... Ничего не скажешь, отличный выбор.
- Что, если я скажу, что они предназначались для тебя? Слова сами сорвались с губ Ульриха. Улыбка помимо воли осветила безупречные черты, дерзко взлетели вверх ресницы, взгляд демона остановился на лице Астеральта. Вот теперь все. Нарвался... Астеральт ненавидит цветы. Он расценит ответ, как издевательство. Страшно не было. Адреналин бил в голову, заставляя разум работать в десять раз быстрее. В таком состоянии он выигрывал битвы, не взирая на численное, да что там - любое превосходство противника и собственную неопытность... И был готов умереть - в любую секунду, но дорого продать свою жизнь.

+2

10

Князь знает меру во всем. Именно поэтому он правит Империей.
Брови гневно сошлись у переносицы. Глаза сузились, отчего четкость зрения увеличилась. Звучало, как упрек. Звучало, как брошенное в лицо напоминание, что Астеральт не первый человек в Империи. Каким бы он не был великим и могущественным, над ним все же есть тот, кто может быть выше. Но вскоре это изменится.
Что, если я скажу, что они предназначались для тебя?
Принести ему в комнату то, что Астеральт считал самым бессмысленным предметом во всех мирах?! Вот тут Первый Герцог совершенно точно уверился, что Ульрих пришел, чтобы осыпать его оскорблениями и унизить еще больше. И без того воспаленное гнетущей злостью сознание полыхало, желая что-нибудь раздавить. Убить в собственной комнате Советника Князя не лучшее решение. И как только в таком состоянии Астеральт мог мыслить относительно трезво?! Демон перебрал пальцами воздух, сотворяя губящее заклинание. Это простая магия была освоена им еще в детстве. Первое, что он научился делать, сразу как осознал, что может убивать одним желанием.
Резко сжать ладонь в кулак, применяя изрядное усилие, так, что напряглись мышцы на предплечии. Словно повторяя движение пальцев, лепестки цветов скручивались и мгновенно высыхали, будто время для них начало бежать с бешеной скоростью, приближая старение и смерть. Увядший за пару секунд букет очень красиво, по мнению демона, смотрелся в руках у Ульриха.
- К сожалению, я не оценил этого приношения.
Кривая усмешка. Напряжение частично снято и теперь Астеральт почти начал ощущать легкость, коя наступила в момент выплескивания энергии.
- Не желаешь вина?
Два кубка появились на столе. В бокалах, зазвенела красная жидкость: смесь лучшего вина и свежей крови пленников. ароматный нектар для Астеральта. Выпустив немного пар, Первый Герцог вспомнил о гостеприимстве.
И откуда тебе знать, что в твоем фужере нет яда?
Глоток, в котором утонула хитрая улыбка демона.

0

11

Ульрих с сожалением посмотрел на высохший букет. Хорошие были цветочки... впрочем, они бы все равно завяли рано или поздно. Интересно, а демона он также может высушить?.. Естествоиспытательский интерес вообще был свойственен Повелителям Ветров, но сейчас, по мнению Ульриха, он проснулся не вовремя. Можно сказать, я весьма счастливо отделался, учитывая все то, что я наговорил Первому.
- К сожалению, я не оценил этого приношения.
Демон учтиво поклонился.
- Это твое право и моя ошибка. В следующий раз я буду внимательнее - с достоинством произнес Ульрих.

Он невозмутимо взмахнул букетом, одновременно разжимая пальцы, и небольшой смерчик унес безвременно увядшие цветы в открытое окно, пролетев, то ли случайно, то ли нарочно совсем близко от лица Астеральта.

- Не желаешь вина?
Ульрих изучающе посмотрел на кубки. Впрочем, можно было и не смотреть, обо всем рассказал запах. Красное вино, темно-красная кровь... Еще какой-то почти неуловимый аромат... Знает ли Астеральт, что воздушники не пьют крови? Знает ли он, что кровь плохо переносится Повелителями Ветров? Наверняка. А вот о том, что Ульрих уже много лет подряд приучает свой организм к вкусу и запаху этого чудовищного напитка, он не знает. Об этом никто не знает, кроме Дагарта.

- Не откажусь. Глядя прямо в лицо Первого Герцога, Ульрих ослепительно улыбается, поднимая кубок. - Да хранит тебя Преисподняя. Даже если в кубке яд - я должен выпить. Неистовый отпивает большой глоток, не сводя взгляда с лица Астеральта. Прищуренные от внутреннего напряжения глаза сухо горят на бледном лице. Чуть более бледном, чем обычно. Пальцы уверенно и крепко сжимают тонкую хрустальную ножку. Ульрих не ставит кубок обратно - это невежливо.

+2

12

Небольшие магические выпады в сторону друг друга, но не задевая самих демонов - легкая демонстрация силы. Конечно, и Ульрих, и Астеральт знали, на что они оба способны. Под сомнение не ставилось могущество друг друга, но это игра, в которой они бросаются приемами для забавы, а не чтобы что-то доказать что-то.
Демон с волосами оттенка набирающей цвета сирени произнес травиальный тост и пригубил напиток. До последнего момента Астеральт сомневался, а не добавить ли взмахом пальцев на самом деле яда в бокал. Но не сделал этого. Просто потому, что не собирался вот так просто избавляться от Советника. Это скучно, это не достойно. Схлестнуться в равной борьбе - это то, что может доказать благородство Первого Герцога.
Но Ульрих оказал уважение, он вообще вел себя очень осторожно и сглаживал все острые углы эмоционального поведения Астеральта. Первый Герцог хороший правитель, но ему явно не хватает спокойствия и равномерности, ведь он сродни зигзагу молнии стремится действовать сразу и поразительно.
Астеральт знал, как имя того червя, что точил его - ревность. Наверное, так и называлось то, что он испытал, когда его мнение презрел... отец. И это не давало покоя. Хорошее вино не могло усмирить пылающей внутри жажды чего-то большего, чем кровь жертв.
- И ты пришел ко мне ночью с цветами, чтобы пожелать спокойного сна?
Снова легкая усмешка в голосе. А происходящее начинало его забавлять.

+1

13

Кровь и вино наполняют рот, обволакивают язык, текут по гортани. Две жидкости искусно смешаны в одном бокале, но им не суждено стать одним целым. Две обжигающие терпко-вязкие струи, два вкуса, два запаха... Подождав, пока организм справится с первой порцией, Ульрих залпом выпивает остальное и ставит пустой кубок на стол. Тыльной стороной ладони небрежно вытирает струйку темно-красной жидкости в уголке рта - и улыбается Астеральту.

- Отличный напиток, благодарю тебя. - Раньше ему становилось дурно, если он выпивал столько крови, да еще мешал ее с другими жидкостями. Теперь - разве что закружится голова, да и то на мгновение и не с одного бокала. Не будет же Астеральт намеренно спаивать ему кровь? Слишком драгоценное лакомство, чтобы поить им полуночного нахала, заглянувшего в герцогский кабинет с букетиком цветочков и неясными намерениями...

- И ты пришел ко мне ночью с цветами, чтобы пожелать спокойного сна?
издевается, смотри-ка... Да у вас, любезный герцог, хорошее настроение, как я погляжу.
- Я шел мимо и решил... не проходить мимо. Или поздние визиты к Первому Герцогу возбраняются этикетом? Этикетом не возбраняются, но ни одному идиоту и в голову не придет тревожить Герцога в такой час без веской на то причины. И уже совершенно искренне и доверительно добавил:
- Знаю, что злишься. Так лучше объясниться, чем копить злобу. Что бывает за откровенность? Все что угодно, вплоть до печального исхода. Ульрих снова почувствовал едва отпустившее напряжение.

+2

14

Астеральт своих эмоций не скрывал. Точнее он не желал сковывать себя какими-то условностями. Да, когда нужно было он превращался в хорошего управленца, способного разумно мыслить и строить устойчивые стратегии. Но в основном, он позволял своим фуриям метаться вокруг себя, сковывая в кольцо любого, кто смеет приблизится. А потому о гневе Первого Герцога становилось известно мгновенно.
Астеральт сел в кресло. Диалог не обещал закончится скоро, раз они перешли к самой сути. Витало в воздухе, кружило на языке то, что высказал Ульрих. Им нужно разобраться. Для того, чтобы не испепелять друг друга пылающими взглядами в спину, чтобы не пускать шипящие кислотой слова при встречах. И хотя сам Астеральт злобу предпочитал именно копить, как самую великую драгоценность, чтобы потом выкинуть запекшуюся, как кровь на свежей ране, агрессию на кого-то, в настоящий момент демон услышал шепот разума.
- Чего ты хочешь? Чтобы я признался, что слова Князя на собрании прозвучали, как пощечина? Чтобы я сказал тебе, что желаю твоей мучительной смерти сейчас? Ты не настолько глуп, чтобы и без того все понять.  Но решение, к которому вы пришли, неверное. И я это докажу скоро. Дипломатическая миссия бред слабоков.
Рубиновый отблеск в глазах сиял, как падающие в июне звезды. Астеральт старался взять под контроль свои страсти. Сейчас не время метать молнии.

0

15

За спиной - годы молчаливого презрения, насмешливых полуулыбок, вежливо-ледяных перебранок на советах, беспрестанного напряжения... Негласная дуэль за право быть лучшим в глазах Величайшего.
Он снова выиграл, но победа не всегда достается сильнейшему и не всегда приносит удачу. Ульрих хорошо это знал. Чутье никогда не подводило его, а сегодня он почувствовал: еще один выпад - и конец игре. Начнется война. Настоящая война с Первым, со всеми вытекающими последствиями. Заманчиво. Безрассудно. Излишне. Астеральт - ценная фигура. Да, проиграть такому как он - уже почетно. Но Ульрих не умел проигрывать. Геройски пасть смертью храбрых, ничего не добившись, кроме собственной кончины и сомнительного посмертного уважения - не в его духе. Да и зачем, когда можно решить иначе.
Астеральт не будет вилять. С ним можно говорить в открытую. Естественно, соблюдая необходимые меры предосторожности.
Впрочем, последние были попраны спустя секунду: не дожидаясь приглашения, Ульрих приземлился на соседнее кресло и комфортно расположился там, справедливо рассудив, что Астеральту не придет в голову цепляться к мелочам сейчас, когда они подошли к главному. Не с его размахом.

- Чего ты хочешь? Чтобы я признался, что слова Князя на собрании прозвучали, как пощечина? Чтобы я сказал тебе, что желаю твоей мучительной смерти сейчас? Ты не настолько глуп, чтобы и без того все понять.  Но решение, к которому вы пришли, неверное. И я это докажу скоро. Дипломатическая миссия бред слабоков.

Откровенность за откровенность. Что ж, достойная отповедь.
Признаться? Я бы посмотрел на того, кто попытался бы заставить тебя признаться в собственной слабости. На его хладный обескровленный труп.
Он желает моей смерти? Да еще и мучительной? Ммммм... это на него так цветы подействовали, не иначе? Неистовый, ты попал...

- Верно. - на губах блуждает тонкая улыбка. - Я все понимаю.
Слабаки? Вот это уже оскорбление. И не только его, Ульриха, но и Князя,который с ним согласился. Ладно. Опустим эту деталь пока, но не будем забывать  о ней.
- Возможно, миссия ни к чему не приведет. Однако, попытка решить конфликт мирным путем - это политический ход. Мы пытались, но нас не послушали. Теперь истребление интервентов будет закономерным и единственно возможным вариантом. Ты сомневаешься в нашей боевой мощи? Ульрих чуть подался вперед, испытующе глядя на Герцога.

+1

16

- Мои войска в отличном состоянии. В них нет причин сомневаться.
Подчеркнуть, что именно он, Астеральт, хозяин военной мощи Империи. Да, Первый Герцог правит войной. Именно он  намерен стереть все, что хоть как-то будет сопротивляться его воле.
Была напряженная пауза, которая уже довольно сильно затянулась. Они не враги, не друзья. Они соперники. Осторожные хищники, ходящие друг вокруг друга, не смеющие напасть, но не терпящие присутствия кого-то еще на своей территории.
Астеральт повернулся боком к Ульриху, не желая сейчас смотреть на него, но и не позволяя лишить себя возможности видеть собеседника.
- Цветы. Ты нес их не мне.
Хотелось услышать то, о чем думалось.
Я же видел вас в саду. Он любовался на эти цветы.

0

17

- Мои войска в отличном состоянии. В них нет причин сомневаться.
Ульрих с некоторым недоумением смотрел на Астеральта. Почему он упорствует, не желая признать очевидное? Неужели так сильна в нем жажда быть непременно лучшим, Первым, незаменимым, единственным?
- Тогда прости - я не вполне понимаю тебя. Если ты уверен в своих войсках - зачем ненужная торопливость и излишняя жестокость? Будет весьма нелишним показать, что Империя не уничтожает бессмысленно всех, кто попадается под руку, без причины. Быть сильным - хорошо. Быть мудрым и дальновидным - лучше вдвойне.
Ну да, как будто его слова могли достичь ушей гордого Главы Совета... Кончай сотрясать воздух, Неистовый. И вообще, зачем ты пришел? Этот разговор бессмысленен, и мы ничего не исправим и не решим. Так и останемся, в лучшем случае, соперниками. В худшем - сделаемся врагами.

- Цветы. Ты нес их не мне.
Так и есть. Соперники во всем. И в том, чтобы быть ближе к нему... К брату. Почему-то у Неистового язык не поворачивался назвать так Астеральта. Не из страха, а скорее из внутреннего ощущения неприемлемости, невозможности подобных отношений. Рейнхард - другое дело.
Ульрих неожиданно вспыхнул. Он устал. Как будто его обвиняют в чем-то недостойном. Еще и отвернулся, не хочет смотреть...
- Не тебе. Я и не утверждал этого. Голос чуть звенит от напряжения. Возбуждающе, вызывающе. Будь что будет. - Если знаешь, зачем спрашиваешь? И повернись, когда с тобой разговаривают! Или нет сил смотреть мне в глаза? Ульрих подался вперед, левой рукой обхватив запястье правой, в сильнейшем волнении. Сжатые губы, яростный прищур глаз, застывшие на взлете ресницы. Голос был почти спокоен, только все также звенел, уже не на пределе осознания, а ощутимо и явственно.

0

18

Победить кого-то можно лишь показав, что ты превосходишь его по силе. Страх - единственное, что может полностью управлять кем бы то ни было. Любое чувство рождает сопротивление, и только боязнь и ужас заставляют преклонять колени. Я собираюсь управлять Империей, а не договариваться с каждым из подданных о том, чтобы они слушались меня.
Все это Астеральт уже был готов произнести вслух, как вдруг словно пощечина царапнуло  голосом Ульриха.
Повышать на меня голос? В моих же покоях? Как неосторожно!
Движение - молния и Первый Герцог уже сжимал тонкое горло Советника, с неистовством, присущим его оппоненту, впиваясь красными глазами в лицо Ульриха.
- Тебе так нужен мой взор? - С губ срывался яд, самый сильный и самый яркий, каким когда-то пылал Астеральт.
- Неужели мои глаза это, что ты желаешь увидеть перед смертью?
Пальцы сжимались сильнее. Даже если Первый Герцог сейчас и не задушит неродивого высшего демона, то точно оставит на нем красивые метки столь любимого Им фиолетового цвета. Жаль только, что эти пятна со временем поблекнут. Но ведь всегда есть возможность воскресить память новым контактом.
Кто он для Рейна? Каплей о камень рассудка долбила мысль.

0

19

Стальные пальцы сомкнулись на горле, перекрывая доступ воздуха. Неистовый ожидал вспышки гнева, но даже его скорости не хватило, чтобы успеть заслониться от ярости Первого. От неожиданности атаки он даже пару раз растерянно моргнул, хлопая длинными ресницами. Наверное, со стороны это выглядело забавно. Впрочем, смерть от удушья Повелителю Ветров не грозила.
Астеральт задал целых два вопроса, а возможности ответить противнику не предоставил. При такой хватке можно было только невнятно хрипеть, да и то не факт. Хрипеть под пальцами Первого? Показать свою слабость? Значит, сдаться? Ульрих не собирался сдаваться. И он растянул губы в улыбку, чувствуя, как все крепче становится хватка, приближаясь к смертельной. Чуть шевельнул левой кистью и, не разжимая губ, не отводя взгляда, звучным и ясным голосом ответил:
- Нужен. Он залог взаимного уважения и общения на равных. Иначе я не согласен...

Ульрих сидел, не двигаясь, не дыша. Последнее было просто невозможно. Голова начинала немного кружиться. Горло немело, демон его почти не чувствовал. Он пока не знал, как вырваться из чудовищной хватки. Приходилось признать, что он банально растерялся. Слишком привык ждать нападения, а когда оно в самом деле случилось, позволил себе расслабиться. Но надо отдать должное - собирался он быстро. Варианты выхода из сложившейся ситуации уже начинали складываться в замысловатую мозаику.
Неистовый сосредоточился, как мог, не прикрывая глаз. Сейчас он не мог позволить себе проиграть поединок взглядов.

Отредактировано Ульрих фон Тиссен (2009-09-25 01:08:31)

+1

20

- Нужен. Он залог взаимного уважения и общения на равных. Иначе я не согласен...
Астеральт не мог солгать и сказать, что не уважает Советника. Сильный, смелый, дерзкий и без сомнений умный демон просто достоин уважения. Астеральт уважал силу, признавал только ее и замечал лишь тех, у кого была она. Именно поэтому он вообще разговаривает с Ульрихом сегодня. Достойный противник, что не станет сдаваться, но и не настолько глуп, чтобы сопротивляться. Ульрих фон Тиссен... таким именем он любит называть себя этот демон ветров.
Рука разжалась и демон выскользнул из хватки.
- Я тебе все равно не доверяю.
Честность - их сегодняшняя карта разговора, по которой они осторожно ходят, не смея сделать лишних шагов. Обманывать Ульриха отчего-то не было даже в мыслях.
- Ты шел к Рану. Но перед этим зашел ко мне. Удостовериться, что я не пошел навестить брата перед сном?
Слова произнесены, и это почти ловушка, придавливающая Ульриха к стене. Расстояние между лицами так близко, что можно ощущать дыхание друг друга. Глаза сливаются в один общий цвет.

+1

21

Когда сильные пальцы Астеральта отпустили вконец онемевшее горло, демон еще некоторое время сидел не дыша, и только потом осторожно и очень медленно вдохнул воздух. Вдох получился болезненным и немного судорожным, несмотря на осторожность. Говорить можно было и не пытаться. Паршиво. Ближайшие несколько минут придется общаться с помощью магии... пока все придет в норму.
Я тебе все равно не доверяю. Ульрих мысленно хмыкнул. Так это нормально. Демоны вообще не отличаются доверчивостью, что уж говорить о членах императорской семьи. И все же, сегодня их беседа была слишком откровенной. Такой откровенности они не позволяли себе бессчетное количество дней. Именно эта откровенность на грани делала беседу столь захватывающей и... смертельно опасной.

Ты шел к Рану. Но перед этим зашел ко мне. Удостовериться, что я не пошел навестить брата перед сном? Это что, допрос? Судя по всему, с пристрастием... Ревность... бешеная ревность... какое знакомое чувство. Какое понятное... Не потому ли они вечные соперники, что в них есть неуловимое родство восприятия?
- Коль скоро ты утверждаешь то, что утверждаешь, следует ли пытаться убедить тебя в обратном? Ульрих чуть прищурился, не опуская испытующего взгляда. От него пахнет кровью... и чем-то еще. Есть ли название у этого запаха?
Я зашел к тебе, потому что знал, что ты здесь. А еще потому, что мне захотелось зайти именно к тебе. спокойно и упрямо продолжил Неистовый. Так и не подтвердив и не опровергнув утверждение Астеральта, а лишь ответив на вопрос.

0

22

В собственной комнате Астеральт чувствовал себя не хозяином, а выпущенным на арену тигром. Он ждал раздражающего подхлеста цепкой пращи в руках неведомого дрессировщика, чтобы потом схватить того, сжимая в смертоносном захвате челюстей.
Ульрих говорил не спроста. Увиливал, огибая изящно фразы, так, как умеет делать только он. Оратор ле Советника мастерский.
Взгляд алый, с завитками бури. Иногда казалось, что глаза Астеральта живут своей отдельной жизнью. В них бил свой пульс, блуждали собственные голоса...
Странное спокойствие и уверенность Ульриха влияло и на Первого Герцога. Астеральт мгновенно вспыхивал, как масло в кампах,  однако,  умел вовремя успокоиться, если требовалось. Но не когда дело игралось Рейна. Самое ироничное, что Ульрих никогда и не утаивал своих взоров, что посылал в адрес Второго Герцога.
- Шел ко мне?
Факт существования цветов в руках полуночного видитера все еще неприятно скрёб по мозгу.
- Узнаю, что ты приходишь к брату по ночам, не оставлю в тебе ни одной целой кости.
Астеральт мог представить о целях таких встреч. Уж не сон охранять молодого герцога. Улыбка, которая всегда похожа на оскал, предупреждение, что вовсе не свидетельство хорошего настроения  Астеральта.
- Что ж, я уже проявил все свое гостеприимство.

0

23

- Шел ко мне?
Да. К тебе. Или не с тобой, огненноокий, мы поссорились сегодня на Высочайшем Совете? Не верит. Что он вообще знает обо мне... А что я знаю о нем? В сущности, мы только ощущаем выплески эмоций друг друга, а понять не можем.
- Узнаю, что ты приходишь к брату по ночам, не оставлю в тебе ни одной целой кости.
Что? Он угрожает мне? В этом нет ничего необычного, Герцог вообще привык говорить на языке угроз. Но он пытается ОГРАНИЧИТЬ МОЮ СВОБОДУ!!! Какого дьявола?
Ульрих подождал пару мгновений, потом медленно поднялся во весь рост, невесомо оттолкнувшись от кресла, и улыбнулся. Самой гадкой улыбкой, на которую был способен. А способности его по части мерзких улыбок были поистине безграничны.
- Это мое личное дело, где я бываю по ночам, Уважаемый Герцог. Ваши подозрения беспочвенны, ваша ревность смешна. А кроме ночей бывают еще и дни. Советнику пришлось воспользоваться магией для того, чтобы произнести эти слова. Впрочем, он был готов применить магию и в более серьезных целях. Я хотел решить дело миром... видит Преисподняя, я этого хотел. Но этот Первый зарывается. Что он возомнил о себе? Рейн не игрушка в его руках. А я - не его слуга.
Ульрих развернул полусогнутую руку ладонью вверх, потом сжал ее в кулак. Это означало, что он принял вызов. Комната медленно заполнялась терпким дразнящим ароматом. В нем не было ничего от запаха цветов.

Отредактировано Ульрих фон Тиссен (2010-01-04 23:58:51)

0

24

Это мое личное дело, где я бываю по ночам, Уважаемый Герцог. Ваши подозрения беспочвенны, ваша ревность смешна. А кроме ночей бывают еще и дни.
В каждой фразе, в каждом слове звучал вызов и непокорность. Нет, претендовать на призрачную надежду, что Ульрих фон Тиссен, Советник Князя станет слушаться Первого Герцога, Астеральт не мог. Они снова встали в круг состязания. Им не выйти из него, как бы ни были они осторожны, как бы ни старались аккуратно задеть друг друга.
- Ты, верно, не желаешь спокойной ночи нам обоим. Наши отношения нельзя назвать дружескими. Скорее, дипломатическими. Откровенность, с которой мы беседуем уже многие столетия друг с другом, подтверждает то, что мы с уважением и опаской относимся друг к другу. Но я…
Договорить предложение до конца Астеральт не успел. Ульрих сделал первый шаг, но выбрал неверное направление. Не сейчас, когда Демон столь неустойчив  в своих эмоциях и силе. Он и сам не знает, чего ожидать о себя.
- Ты безумец… - Прошипело по воздуху, который вдруг стал невыносимо душным.
Нарушить неглавное перемирие, объявить бой на чужой территории. Достойный противник!
Астеральт звонко засмеялся, запрокидывая голову.
-  Хочешь сражения? Много невоплощенных амбиций, Ульрих?
Это твой выбор.
Воздушная магия уже начинала душить. Трехгранное лезвие даже не успело сверкнуть в тусклом свете вечернего освещения. Ловкие пальцы прямиком направили стилет в плечо Советника. Это не убьет Неистового, но оставит на его теле рваную рану, и, возможно, охладит пыл.

0

25

- Ты, верно, не желаешь спокойной ночи нам обоим. Наши отношения нельзя назвать дружескими...

Еще чего. Конечно, не желаю. Я так и так спать не собирался, и тебе не дам... Будем считать, что я решил провести эту чУдную ночь в твоем обществе... Дружескими? Тут ты прав, брат, какая уж дружба, я вон цветы тебе ношу, а ты жестоко отвергаешь мои нежнейшие чувства...
Все это подумалось уже после, в каком-то опьяняющем восторге, охватившем его существо в преддверии битвы. Когда бушевавшая внутри буря выплеснулась холодным и сдержанным вызовом - уже ничего нельзя было отменить. Он явился в чужое жилище и бросил вызов его хозяину. У него практически нет шансов победить, но и проигрывать не в его обычае. Воздух сгущался, обретал форму, свивался тугими щупальцами вокруг противника, резкий пьянящий запах рассеивал внимание... Пока это было лишь подготовкой. Ульрих редко нападал первым.
Атака не заставила себя долго ждать. Острейшее лезвие с отчетливым свистом рассекло воздушное щупальце, изменив распределение управляемых потоков. Неистовый едва успел отбить удар, сформировав барьер на пути клинка. Но атака была чересчур молниеносной.  Лезвие замедлило свой полет, но не остановилось. И, хотя Ульрих успел отлететь в сторону, огненный клинок коснулся бледной кожи. Капли крови красиво повисли в воздухе и мгновение спустя осыпались вниз. Область поражения осветилась призрачным лиловым сиянием.
Чужеродная магия. Больно... А, ерунда. Царапина. Но он меня достал... Его скорость поразительна. Пытаешься тягаться с ветром? Неистовый усмехнулся. Воздушные потоки медленно, но упрямо обвивали тело Астеральта, лишая его возможности свободно двигаться и использовать магию. Подчиняясь воле Неистового, клинок, пущенный умелой рукой, красиво развернулся и полетел в обратном направлении. Скорость его превышала прежнюю.

+1


Вы здесь » От этого сгорают ангелы... » Время назад » С твоей стороны... С моей стороны...